Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (122), 2015 г.



Ирина Горюнова
"Желтая птица"



М.: "Вест-Консалтинг", 2013

Может быть, основная составляющая натуры лирической героини данной книги стихов — два желания: "дышать с трудом, в надрыв" и одновременно "просить очистить от грехов и скверны,/чтоб не гореть за глупости в аду".
Страстная жажда жизни, постижение ее взахлеб, на высокой ноте всепоглощающей любви сквозит в каждом стихотворении поэтессы. Если провести аналогию с музыкой, то поэзия Ирины Горюновой сравнима с той самой "колдовской флейтой", которая "Истерила, рыдала, пела,/ Обожженные губы небом/ Изласкала она, изболела". Живущей в таком напряженном мире чувств и эмоций, душе лирической героини тесно в узком круге обыденности. Ее любовь "многолика", так же, как отражаемый ею мир. И в данном контексте речь не идет о реальных Сахаре, Гвинеи, Пуэрто-Рико… Это метания от надежды к отчаянию, от веры к недоверию, от каприза к жажде смирения, которая так и не будет утолена, от любви к "нелюбви": "Я тебя не держу, не болею, смеюсь,/ Я тебе в нелюбви без стыда признаюсь".
Вот это кипящее смешение разнообразных оттенков чувств подчеркивается яркими образами. Очень часто встречается образ химеры, существа, олицетворяющего сочетание несочетаемого и одновременно являющегося символом несбыточной мечты. Бегущий сквозь пальцы песок — также часто используемый Ириной Горюновой образ, который призван намекать на слишком большую цену, которой мы платим за наши ошибки, он олицетворяет быстротекучесть жизни, ее изменчивость и непредсказуемость. Он просто кричит о том, чтобы мы не растрачивали жизнь на "глупости, грехи и скверну", на непонимание и постоянное созидание самого ужасного — дисгаромнии мыслей, чувств, и, в конечном счете, самого окружающего мира: "Я не читаю на ночь “Отче наш…” — мешает сильно мой шаманский стаж/ И практика земного реализма, приправленная толикой цинизма,/ Но наизусть тебя в себе учу, надеясь на партнерскую ничью".
Поэтесса идет еще смелее в поисках средств выразительности. Как будто женщина из языческих времен, ее лирическая героиня не удовлетворяется общением с единым Богом. Для нее Бог не в церкви, он — везде, и он многолик, так же, как многолика ее любовь: "Я — как волк бегу по кустам./ Мой оскал жесток и глаза,/ А в тебе я как образа/ Всех святых, что смотрят с икон…" Как истинная женщина, она постоянно обращается за помощью к Богу и капризничает так же, как настоящая женщина, если не получает просимое немедленно. "Выходишь в астрал, шагаешь по облакам,/ Уже никому не молишься — сам себе бог".
Эти попытки взлететь над "дурной игрой" обыденной человеческой жизни подчеркиваются символом птицы, который просто пронизывает весь сборник стихов. Он и в заглавии сборника, также давшем название второй части книги. Интересно, что даже образ дракона, существа хоть и в чешуе, но с крыльями, связан в стихах Ирины Горюновой все с той же мечтой о полете: "Девочка, моя девочка, мечтает о китайских драконах,/ Узкоглазых, звенящих от любви колокольчиками./ Она забирается на все подходящие горы и склоны,/ Чтобы прянуть в небо…".
Любовь для лирической героини Ирины Горюновой — и целый мир, который надо постичь, и способ постижения внешнего мира. Но неукротимо ее решение добиться успехов в овладении этой наукой: "Это ведь только начало, а не конец,/ Я научусь летать и расправлю крылья./ Просто для Бога, по сути, любой птенец/ Вылупляется из младенческого бессилья".
Дуализм, присущий душе лирической героини, словно подчеркивается композиционным построением книги. Она состоит из двух циклов, которые озаглавлены "Маат" и "Желтая птица". Для поэтессы, чья поэзия претендует на то, чтоб отнести ее к жанру лирически-философской, образ древнеегипетской Маат, видимо, настолько важен, что она выносит его в заглавие целого цикла. Что ж, он только подчеркивает самое главное, что пытается, как настоящий рыцарь без страха и упрека, постичь, исправить, создать заново лирическая героиня этой книги. Подобно крылатой богине, ее этической нормой, которую она высоко ставит для себя и всех, кто вовлечен в круг ее жизни, является правда и вселенская гармония. Она так же искренна и бесстрашна в своей искренности: "А теперь стою на земле и в глазах лишь твоя ночь —/ То ли ждет меня эшафот, то ли проповедь, то ли ад —/ Я стою у твоих ворот, как египетская Маат". Остается вслед за ней и читателю надеяться на то, что она встретит положенного ей по судьбе мудрого бога Тота, который и поймет ее, и полюбит, и поддержит, и воцарит в их жизни та самая божественная гармония. Но даже если не случится этого, лирическая героиня Ирины Горюновой настолько сильный и самодостаточный человек, что сама может слепить "ворота в завтрашний Эдем": "доказательств новых теорем/ не требую, их и не может быть, ведь главное, что я могу любить".
Любовь — самый главный инструмент продолжения жизни. Борющаяся за свою любовь женщина, созидает жизнь уже самой своей борьбой: "…пока есть к чему стремиться, мир существует,/ Несмотря на отваливающиеся винтики"…

Ольга ДЕНИСОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.