Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (119), 2015 г.



Зульфия Алькаева
"По периметру"



М.: "Вест-Консалтинг", 2014

Сборник стихотворений Зульфии Алькаевой "По периметру" — в некоторой степени, избранное. Ретроспективно даны произведения из первых четырех книг поэта, дополненные (и это наиболее существенный раздел) новыми стихотворениями. Представляя такую объемную подборку, автор отчасти подставляется — стихотворений излишне много, и часть из них вполне можно было оставить за границами "периметра". Между тем, судить поэта, как известно, надо по вершинам. И если обратить внимание на лучшие тексты Алькаевой, складывается впечатление, что перед нами — поэт. Убедительна в этом смысле рецензия Наталии Черных "По периметру антисада" ("Волга", № 11-12 / 2014), в которой приведены показательные цитаты:

И еще.

Подержи за пазухой птицу.
Пусть думают,
что это камень.

Или:

А земля учила пить,
Раскрывая поры,
Растворять и выводить
Нищих мыслей споры.

И другие, которые читатель может отыскать в обозначенной рецензии. Уже по этим фрагментам ясно, что Зульфия Алькаева отнюдь не проста. И вчитаться в "периметр" ее книги — занятие не бесполезное.
Но прежде чем привести еще несколько примеров и поговорить о поэтике автора, скажем о ее творческой биографии. Альма-матер Алькаевой — МГУ им. М. В. Ломоносова (факультет журналистики) — отсюда и филологическая закваска ее текстов, внимание к словообразу. Публиковалась в журналах "Дети Ра", "Сибирские огни", "Зинзивер", "Футурум АРТ", "Журнале ПОэтов", "Литературной газете", газетах "Литературные известия", "Поэтоград", "Культура", альманахах "День поэзии", "Московский год поэзии", "Илья" и др. Так отчего поэт, маслом кормящий в отдельных произведениях, в иных случаях предлагает пустышку — рот откроешь, а там смазано? Здесь можно согласиться с Марией Малиновской: "Это чаще всего происходит в традиционных формах, которые, мало того, что сами нередко подталкивают автора к излишней “поэтизации”, но и вынуждают заполнять не содержанием, так искусственным заменителем всевозможные лакуны" ("Литературные известия", № 8, 2014). И тут я сталкиваюсь со следующей проблемой: не приводить не самые удачные строчки — путь к голословности; приводить — моветон по отношению к талантливому человеку. Да и проблема видится в том, что творческий человек не способен исчерпывающе уяснить удачность того или иного своего текста. И то, что другим может показаться банальным, для автора может оказаться наполненным сакральным смыслом — связанным с содержанием образами, событиями другой стороны жизни (реальной) или междустрочий. Критика — это, на мой взгляд, не более чем внимательное прочтение, умение понимания.
В лучших произведениях Зульфия Алькаева привлекает точностью психологических разработок, умением аккумулировать духовное начало с технической оболочкой:

Она глядит, как в омуте сезона,
За все начала сразу прощена,
Перебирает волосы газона
Многоступенчатая тишина.

Или:

И небо застрелив, как птицу…

Или:

Еще одна выкуренная мысль
Затрепетала в пепельнице
За соседним столиком.
Ни сосед, ни мой спутник, ни официант —
Только я наблюдаю за ее концом.
Наверное, мне же предстоит увидеть,
Как растет табак,
Учуяв первый запах тлена.

Или:

Взяв быт на ножку "т",
отсеяв
небыт и е,
прополощу копье ацтеков,
а ты — белье.

Последняя цитата — из словотворчества; некоторое абсурдистское начало накладывается на поэтические шарниры и создает самоцельное произведение. Смысл отходит на второй план, на переднем — одухотворенная бессмысленность, тем и ценная, что задает ощущения: тропы войны, вечного спора мужчин и женщин, самой возможности многовариативной метафоры.
Остальные приведенные цитаты показывают, на мой взгляд, диапазон исканий Зульфии Алькаевой. От силлабо-тоники до верлибра, от следования Серебряному веку (что лично я осуждаю за бесперспективность) до зауми. Метафизика третьей цитаты отчетливо деструктивна, даже макабрична, но сходится во вполне цельный словесный конус с двумя выходами — на вершине (мысль зарождается) и на основании (поле для трактовок). В подобных произведениях — наиболее продуктивен поиск самой Алькаевой, но и наиболее явно просматривается она сама — лирично-меланхоличная, внимательная и трогательная в ранимости.
А что же до выжимки из предыдущих книг — они интересны, в первую очередь, возможностью проследить за творческим ростом поэта (я вообще приветствую ретроспективные подборки в книгах), увидеть из каких источников питала вдохновение поэт и к чему в итоге пришла. Это, как минимум, поучительно.

Василий МАНУЛОВ



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.