Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (117), 2015 г.



Александр Файн
"Дороги, жизнь"


М.: "Вест-Консалтинг", 2015

Мне уже неоднократно приходилось писать о прозе Александра Файна, в том числе и о методе его работы. Суммируя предыдущие высказывания, мне хотелось бы продемонстрировать их справедливость на примере нового рассказа писателя "Огурцы", вошедшего в книгу "Дороги, жизнь".
Два "столпа" прозы Файна: "энциклопедия советской/российской жизни" и собственная форма, т. н. "рассказ-судьба"; то общее, что находит отражение в каждой его работе. Энциклопедичности тексту придают не только сноски и комментарии, а сам контекст — зиждущийся на четко очерченной границе воспоминаний/реальности; случаев из прошлого и происшествий из настоящего. Впрочем, энциклопедия — это скорее весь корпус текстов писателя, а "Огурцы" — лишь одна из "статей" (выразимся в "энциклопедическом" дискурсе). Свойство рассказа-судьбы — в последовательном (во временном отношении) развитии образа героя, чаще всего представленного глобальнее, чем требуется для рассказа. С обязательным вкраплением исторических реминисценций.
Еще одно "производственное" свойство — многократное перемалывание уже написанного. Даже в единственном промежутке — между первым и вторым изданием настоящей книги — Файн внес в текст несколько десятков исправлений и дополнений. Это и новые диалоги, и корректировка имеющихся; доводка языка персонажей до "естественности" — уплотнение пространства. Так, разговор об охоте дополнился вкраплением рыболовного эпизода; в паре реплик видны кардинальные отличия в мировоззрениях протагониста (профессора) и его друга Леонида. То, к чему первый старается подойти рационально и взвешенно, второй обращает в шутку.
Важно сказать и о персонажах, похожих и не похожих одновременно. Их разговор чаще напоминает поединок, где юмор сглаживает острые углы, не дает перерасти в перепалку. Можно сказать, между ними происходит пикировка — Леонид быстр и остр на слово (получается, и на ум), профессор — рассудительнее и основательнее. Оба — люди далеко не глупые, оба многого добились в жизни. Но соль рассказа заключается в том — что будет с ними дальше и к чему может привести человека желание самореализоваться. Цель — отсрочить свидание с пресловутой вагонеткой, которую предстоит толкать к выходу из туннеля, — мотивирует порой лучше материальных благ!
Временной контекст также существенен. Герои каждого рассказа Файна — и "Огурцы" не исключение — "зависают" между прошлым и будущим. События, произошедшие с ними в прошлом/настоящем, напрямую влияют на поступки и действия в настоящем/будущем. Отказали Леониду в "новомирской" публикации, и он рвет с творчеством, переключившись на прикладное — соление огурцов и капусты. Удалось протагонисту написание сценария — и это позволяет выйти на новый виток развития. Добавляет остроты и тот факт, что оба приятеля — в возрасте, и за каждой промашкой витает призрак Акеллы.
Невозможно в достаточной мере проиллюстрировать, но следует сказать и о прирастающей точности рассказа. Львиная доля малых поправок, как, скажем, добавления нескольких слов в реплики рыночных торговцев, работают на две цели: уплотнение образа персонажа и уточнение его микросюжета. Например, автор в реплику: "И мне прибыток — десять кадок еще заказал" добавляет словосочетание "на капусту". Но оно ровно в два раза увеличивает знания о настоящем Леонида — после прекращения общения с профессором. Образ становится если не более цельным, то — живым, а, значит, оправданным.
Если обратить внимание на композицию, то она — волнообразная, похожая на движение; в машине ли, по жизни — не суть. Обусловлено это вкраплением воспоминаний, элементов "рассказа в рассказе". Примером этому в "Огурцах" может служить краткий пересказ сценария профессора, элементы воспоминаний по пути в Торопец и др. Впрочем, подобные отсылки куда пространее и существеннее в других произведениях Файна; по отношению к "Огурцам" можно отметить попытку полифонического построения диалогов — каждый персонаж — носитель своей мысли и правды (и — малозначительное словосочетание о капусте обретает новый смысл).
Таким образом, добавляя черт индивидуальности персонажам, а, значит, и эпохе, и происходят подвижки к синтезу жанров, вырастает из рассказа-эпизода, рассказа-анекдота — рассказ-судьба. Жили два человека, не тужили, даже дружили, но один, споткнувшись, свернул с пути, а другой — протаранил бывшую гранитной стену. На сломе мировоззрений, на упорстве одного и следовании течению другого и скроен рассказ. Поучительный и горький. Как бывает всегда, когда на твоих глазах происходит падение (во всяком случае — его мечты) человека, (бывшего?) друга. И тебе одному толкать вагонетку лет к выходу в вечность.

Владимир КОРКУНОВ



 
 




http://www.lomvtor.ru/ куда можно сдать чугун.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.