Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 12 (116), 2014 г.



Светлана КУЛИКОВА
Галльский петух и заря перестройки

Мэр Энска Павел Вершинин начал оперативное совещание в отличном настроении: первая служебная поездка за рубеж — во Францию — произвела на него оглушительное впечатление. Живут же люди! Чисто, сыто, красиво!
Нет, надо догонять Европу! Перестройка началась, "железный занавес" распахнулся, будем использовать новые возможности…
Мэр поправил импортный галстук и вдохновенным взором окинул начальников городских служб:
— Докладывайте по порядку.
Слушая рапорты подчиненных, Вершинин тихо зверел.
Ну, что за народ! Не могут, чтобы не накосячить.
На молкомбинате кишечную палочку нашли, а зарплату рабочих потеряли: напутали чего-то в банке, отправили не на тот счет. Якобы случайно. Знаем мы эти случайности! С вывозом мусора опять же проблемы. И с безопасностью: перестрелка на окраине у ангара — три трупа… Неужели опять Лис с Колдуном отношения выясняют?..
С последним докладом мэр окончательно помрачнел.
— Спасибо. У кого есть вопросы, приму в рабочем порядке. Дубко и Гасилов останьтесь.
Когда чиновники вышли из кабинета, Вершинин хмуро оглядел начальника Комбината благоустройства Ивана Дубко и начальника ОВД полковника Гасилова.
— Иван Ильич, почему город так загажен? Тебе трудно помойки очистить?
— Пал Сергеич, так ведь бензина нет! Машины заправить нечем. Мы бензин в последний раз получали… — Дубко зашелестел бумагами.
— Ты мне зубы не заговаривай! Всем нелегко, время такое — переходный период. Работать надо, а не жаловаться. Не справляешься — уступи место другому!
Иван Ильич облился холодным потом и сжал зубы.
— На, смотри, как люди живут! — мэр метнул по полированной столешнице какие-то снимки.
Дубко и Гасилов с любопытством уставились на цветные изображения самого Вершинина, стоящего на фоне ярких пухлых скульптур.
— Нравится?
— М–м–м…
— Это цветочный дизайн — клумбы такие, объемные. Фигуру из земли лепят, а потом в нее цветы сажают. Вот это — галльский петух, символ Франции.
Дубко тупо смотрел на цветущую куру и не мог сообразить, чего от него хотят. Одна мысль трепыхалась под черепом: работу терять нельзя — до пенсии всего два года, жена-инвалид, сын в Москве учится…
— Так ведь… Это… Сделаем!
— А ты знаешь, как их делают? — изумился городской голова.
— Ничего сложного, — с ходу начал сочинять Дубко. — Каркас сварим, на заводе помогут, земли привезем — обложим, рассаду вставим… У меня Широкова — дипломированный специалист, дам ей задание…
— Место найдешь?
— Так ведь… Это… Напротив рынка газон пустой, потом еще возле спорткомплекса и перед ДК… Нам бы только бензину — арматуру подвезти, землю, рассаду опять же доставить…
— Будет тебе бензин, ты только постарайся! В конце августа к нам французы с ответным визитом пожалуют, чтобы не стыдно было!
— Сделаем! — бодро повторил Иван Ильич, размышляя, что на бензине, полученном под цветочные причуды мэра, он первым делом вывезет мусор.
— Иди. Фотки можешь себе оставить.
Быстро пихнув в папку бумаги и образ довольного мэра, Дубко вылетел из кабинета.
Гасилов и Вершинин остались наедине.
— Петя, ты мне обещал!.. — Пал Сергеич сдобрил недовольство крепким выражением.
— Паша, … — тем же убедительным языком ответил полковник, — это Лисовский с Барановым рубятся, винно-водочный завод поделить не могут!
— Что предлагаешь?
— Ждать. Или Лис Колдуна в карьере утопит, или Колдун Лиса в асфальт закатает. Тогда наступит мир. Правда, не знаю, как надолго… Передел добра — процесс непрерывный…
— А до этого сколько еще невинных жертв будет?
— Невинные криминальным авторитетам не служат.
Вершинин побарабанил пальцами по столу.
— Мне это надоело. Скоро сюда международная делегация приедет. К этому времени нужно навести порядок. Переговори с обоими, выясни, что к чему, постарайся склонить к перемирию.
— Слушаюсь! — ухмыльнулся Гасилов.
— Ладно, действуй.

Владелец городского рынка Георгий Баранов по прозвищу Колдун возвращался из Москвы в Энск вполне собой довольный. Все лето он укреплял в столице личные бизнес–позиции. Потратил много денег и времени, но укрепил. Теперь и завод под себя подберет, и соперника на место поставит. Московские паханы — это сила, против которой Лису не сдюжить…
Прозвище свое Баранов получил не за особенные мистические способности, а за пристрастие к разного рода приметам, оберегам, заговорам-наговорам и прочим иррациональным штучкам.
С одинаковым рвением Георгий Васильевич исполнял церковные правила и следовал советам персонального астролога-экстрасенса. На шее носил православный крест и таинственную закорючку на веревочке. Дом свой обвесил подковами, колокольчиками и регулярно окуривал волшебными травами…
В суеверном криминальном мире специфические знания добавляли Колдуну авторитета. Его уважали и побаивались.
…"Мерседес" Баранова рассекал провинциальные просторы, Гоша благодушествовал, развалясь в салоне: недаром он свечи в храмах ставил, на монастырь пожертвовал и экстрасенсу отвалил немалые деньги за приворот удачи. Сработало. Теперь можно даже с хитрым Лисом выпить мировую — тот уже не рыпнется против столичных братков!
И Гасилов будет доволен: перемирие, которого так жаждал полковник, обеспечено.

В это же самое время Лис — Леонид Семёнович Лисовский — владелец ломбарда и ювелирного магазина, главный конкурент Колдуна в претензиях на винзавод, у себя в офисе беседовал по телефону:
— Да. Понимаю, иностранцы… Зуб даю, все будет тихо.
Он аккуратно положил трубку и поморщился: ладно, не будем пока с властью ссориться.
Ишь, прикрылся Колдун московскими связями.
Но еще не вечер, мы тоже умеем шаманить — заносить в нужные кабинеты чемоданы с "капустой". Уедут лягушатники, посмотрим, как фишка ляжет…
До приезда французской делегации оставалась неделя.

— Ты почему мне не доложил? — Колдун смотрел в окно и, казалось, был совершенно спокоен, только злые, прищуренные глаза выдавали дикий гнев. — Ты знаешь, что это значит? Знаешь?
Правая рука Колдуна, директор рынка Анвар Беридзе пожал плечами.
— Мамой клянусь, ничего не значит! Говорят, мэр приказал…
— Сам приказал, или ему кто-то посоветовал?
— Говорят, сам. Из Франции приехал и дал Дубко указания. У нас еще возле спорткомплекса рыба и возле ДК туфля…
— Какая туфля?
— Женская, — Анвар растерянно похлопал коровьми ресницами. — Внутри цветы… Были.
— И куда делись?
— Засохли. Месяц уже дождя нету.
— Рыба и туфля… А почему здесь, прямо перед моими глазами — ЭТО?
Колдун ткнул пальцем в стекло.
Беридзе послушно уставился в окно.
Напротив рынка, на маленьком треугольном газоне красовался огромный земляной петух. На боках и спине бройлера-мутанта вяло повисли убогие розовые цветики, мощные железные ноги попирали газон, голову венчал ярко-красный фанерный гребень, но главное, стоял петух к окну кабинета Колдуна ЗАДОМ!
Жухлая растительность на курином гузне выглядела жалко, вместо хвоста торчали какие-то седые будылья, на одном из стеблей, презрев засуху, расцвел маленький фиолетовый цветочек…
Более издевательское зрелище невозможно было придумать, и Колдун категорически не верил в то, что этот зэковский символ мужского унижения возник здесь, перед его рынком, случайно.
Ни минуты не сомневался Колдун, что оскорбительное изображение — происки хитрого Лиса. Только он мог придумать такую изощренную месть за проигрыш в винно-водочной войне.
"Мэр приказал"! Может, Паша и велел чучела сварганить, но вот кто ему идею конкретной фигуры подсказал? Только тот, кто в курсе, что она означает — Лис. Он, было дело, парился на нарах, поэтому знает, как станет относиться к Колдуну братва, если Колдун проглотит препозорное в их кругу оскорбление. А проглотить придется: уж очень влиятельные люди на войну табу наложили…
Баранов тяжко помолчал, потом жестом отправил Беридзе вон и приказал секретарше вызвать к нему личного астролога-экстрасенса.
Чем они занимались в кабинете Колдуна всю ночь — никому не ведомо. Только доносились оттуда странные стуки, пряные запахи каких-то курений и невнятное бормотание.

На следующий день с утра Лису кто-то позвонил.
Он разволновался, вскочил, как подорванный, и помчался в Москву.
Что характерно, вопреки своим привычкам, один — без водителя и охранника.
По дороге из Энска в столицу Лис исчез вместе с машиной.
Следствие, начатое по факту пропажи Лисовского Леонида Семёновича, сразу зашло в тупик.
Как ни бушевал полковник Гасилов, даже подозреваемых по делу не было — Баранов и его приближенные города не покидали.
Следствие разрабатывало две версии: либо Колдун наябедничал московским покровителям, те вызвали обидчика на толковище, а по дороге перехватили; либо сам жадный и наглый Лис почувствовал недовольство им власти, как явной, так и тайной, и скрылся за границей — благо, основные его капиталы давно притаились в зарубежных банках.
Ни одна версия не подтвердилась.
Короче, был Лис и не стало. И — никаких следов.
Еще в тот день так же внезапно и бесследно испарился с газона перед рынком засохший символ Франции.
Увидеть уцелевший цветочный дизайн — рыбку и туфлю — зарубежным гостям тоже не довелось.
В день визита разразилась долгожданная гроза, поэтому сразу после пресс-конференции и банкета, минуя запланированный обзор города, делегация отбыла. Скульптуры размыло ливнем, и Вершинин распорядился убрать неэстетичные сооружения…

Ни Колдун, ни мэр, ни другие горожане так и не узнали, что автором первых в Энске проевропейских шедевров была главный инженер цеха озеленения, скромная пожилая женщина Нина Широкова.
Получив от Дубко приказ офранцузить три клумбы, Нина Николаевна попыталась убедить его, что такие скульптуры делаются по специальным технологиям.
Тыча в фото галльского петуха, образованная Широкова объясняла, что всю тушку птицы пронизывают специальные трубочки с датчиками, подключенными к компьютерам. Как только влажность внутри скульптуры падает, автоматически включается капиллярный полив…
Иван Ильич в ненужные тонкости вникать не пожелал:
— Ты, Нинок, не умничай, а исполняй!
Широкова, которая тоже мечтала до пенсии не попасть под сокращение, вздохнула и села рисовать эскизы.
Вдохновения Нина Николаевна искала в книгах внука.
Первой попалась "Золушка" и ассоциативно подсказала идею туфельки возле ДК (дискотека, танцы). Второй — "Сказки Пушкина". Золотая Рыбка отлично вписались в тему спорта (бассейн), а Петушок — в тему рынка (торговля окорочками).
К тому же Широкова, как и все жители маленького Энска, знала про особенности мышления Гоши Баранова и решила, что петух — древнерусский оберег от пожара — будет для влиятельного бизнесмена приятным подарком…
Исполнительная женщина очень старалась. Она до сих пор убеждена: если бы не аномальная для их северных краев жара, даже и без капиллярного полива клумбы у нее получились бы не хуже, чем во Франции.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.