Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 12 (116), 2014 г.



Михаил НИКОЛАЕВ
Где разум подчинен душе

Слушаю, смотрю, интересуюсь. Процесс познания, зачастую бессмысленный, завораживает. Разновеликие умы с завидным упорством пытаются заглянуть в непредсказуемое будущее. Задача, несомненно, благородная, приоритетная. Строя проекцию в грядущее, помимо проблематичной опорной точки в настоящем, как минимум, нужна еще одна обобщающая точка в прошлом. Возможна попытка провести через две точки прямую, а по реалиям — условную кривую в будущее. Не отрицая очевидные факторы, влияющие на указанную траекторию, предлагаю опереться на весомый исторический материал: размышления, впечатления о русском характере иностранцев, подолгу живших в России в ХIX–XX вв. Зачем этот экскурс — постараюсь объяснить с точки зрения одного исключительно важного фактора, абсолютно ныне игнорируемого на многочисленных диспутах о судьбах России. Я бы назвал эту самодовлеющую мотивацию "фактором подсознательной обратной природной связи". Вернемся к свидетельствам иноземцев. Вот несколько цитат из книги "Русский народ" Мориса Беринга (1847–1945 гг), жившего в России с 1905 по 1912 г.: "Мысль о достоинствах умеренности, максима довольствоваться малым, претят русскому темпераменту. Нет народа, способного развить столь бурную деятельность за короткое время, и нет народа, который был бы так мало приспособлен к непрерывной и усердной работе. Попытайтесь объяснить русскому что-то новое, и вы будете потрясены тем, как быстро, налету, схватит он суть дела… Три наиболее характерных типа русских: Пётр Великий, Князь Мышкин и Хлестаков".
Размышления на эту тему еще одного забугорного мыслителя, Пьера Паскаля, который провел в России 17 лет, в весьма любопытный период с 1916 по 1933 год: "У русского — ощущение всегдашнее, что власть ему навязана сверху, что-то вроде прикрывающей его крышки. Нежелание в точности следовать правилам, подчиняться принуждениям. Отвращение к расчету, презрение к логике. Интуитивная мораль без четких правил. Привычка к трезвой жизни чередуется с запоями. Все это покрывается одним словом — "Воля!", которая в России означает вовсе не то, что "volonte" (волевое усилие) во Франции. Непонимание различия между моралью личности и государственной. Как следствие этого характера — меланхолия, склонность к отчаянию, поскольку абсолютное добро недостижимо. В русской системе ценностей душа важнее разума и волевого начала. Русская лень — не наслаждение отдыхом, но смиренное приятие бесполезности любого усилия. Несмотря на бездеятельность, русские никогда не забывают о том, чего хотят, и никакое внешнее влияние не способно сломить их глубоко спрятанную волю. Разум подчинен душе — не то, что на Западе. Здесь господствует терпимость к любому мнению и скептичное отношение к рационализму. Русские охотно признают истиной утверждения самые противоположные. Они лишены предрассудков, но не способны отличить добро от зла. Принципу причинности русские предпочитают принцип финализма, которым пользуются умело и, благодаря этому, добиваются результатов более глубоких, чем те, каких достигают рационалисты".
Со стороны всегда виднее, если ты не заморочен зомбирующими влияниями, что в наше время, увы, повсеместно. Видна совпадающая общность выводов, характеристик этой когнитивной фактуры, сакральный массив которой до сих пор определяет вектор развития все еще независимой державы. Каким образом возникла и существует такая натура? Берусь утверждать о магическом, на уровне подсознания, влиянии наших погодно суровых, необъятных, неодолимых, до сих пор дремучих, глубинных просторов. Влиянии, в котором только точками светятся во мгле трепетные мотыльки мегаполисов. Думается, дело не только в запасе прочности на любые беспримерные эксперименты ("Здравствуй, несметных богатств нищета!"). Поскольку был я и по ту, городскую, и по эту, наотмашь широкую, сторону, не через рассудок — через шкуру проняло! — смею утверждать, опираясь даже на Фрейда — эта обратная, неотвратимая природная связь была и есть нерасчетным, неучтенным фактором нашей безнадежно-небезоблачной, грозовой проекции…



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.