Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (113), 2014 г.



Евгений В. Харитоновъ
"Как этот дым"

 

М.: "Вест-Консалтинг", 2013

У этого сборника стихов Евгения В. Харитонова много "регалий", обозначенных еще на обложке: "Приложение к альманаху “Словесность”", "Серия Союза литераторов России “Визитная карточка литератора”", "напутствия" Вячеслава Куприянова: "Евгений В. Харитоновъ стремится сочинять веселые верлибры даже на весьма серьезные темы. Приятное исключение на фоне мрачноватой современной поэзии" — и Юрия Орлицкого: "Все это делает стихи Харитонова безусловно интересными для читателя — а не это ли главное для современной поэзии, решительно отказавшейся от роли учителя жизни?".
Не знаю, что для современной поэзии главное (и даже — может ли у нее, облой, озорной, огромной, стозевной и даже лаяй по временам, быть единое и неделимое "главное"), но, по-моему, для Евгения В. Харитонова главное не читательское внимание и интерес, которые справедливо отметил Юрий Орлицкий. Справедливо, ибо, разумеется, на прочтение и отклик всякий пишущий рассчитывает. Однако же "камертоном" сборника Евгения В. Харитонова я считаю не какое-то из стихотворений, даже не строчку в тексте!
На мой взгляд, это подзаголовок книги: "Некоторые освобожденные стихи 2001 — 2013 гг."
Надо, безусловно, обладать очень креативным поэтическим мышлением, чтобы о стихах говорить в контексте освобождения. Но Евгений В. Харитоновъ не побоялся не просто сказать, а обозначить этот эпитет как "вступительное слово" (или — ключевое?) к своей книге. Каковая, напомним, имеет статус "визитной карточки" литератора.
Стало быть, что главное для Евгения В. Харитонова в творческом процессе и его результате? Мне представляется, что это — освобождение. И даже более — свобода.
Вспоминается знаменитое:

"Я выбираю Свободу, —
Но не из боя, а в бой,
Я выбираю Свободу
Быть просто самим собой". (А. Галич)

Быть может, авангардист и экспериментатор Евгений В. Харитоновъ не порадовался бы сравнению с "традиционалистом" Галичем, проходящим к тому же в нашей культурной иерархии строго по линии авторской песни — но мне эта параллель кажется обоснованной стихами нашего героя.
Ну разве не человек, выбравший свободу "быть просто самим собой", пишет "Утопию для людей" — небольшое стихотворение с грандиозным смыслом жизненной позиции?

Сбежать —
на самый дальний,
забытый самый,
стороной
обходимый всеми
кораблями всеми —
остров
и создать
новую цивилизацию с нуля.
Махонькую, немноголюдную,
чтоб кислорода было побольше,
а точек зрения поменьше.

Я назову это место
Утопией Для Людей.

А чем, как не счастьем быть свободным, руководствуется автор стихотворения:

С синего-синего неба
Морс моросит
Ром на губах
Тринадцать человек
На сундук мертвеца
И вся планета —
Остров сокровищ

Как мы высоки
Как мы бесконечны!

Не все тексты Евгения В. Харитонова так оптимистичны, как вышепроцитированные, и не все их можно назвать веселыми, как это сделал Вячеслав Куприянов — но даже в пессимизме своем поэт "выбирает свободу":

Хуже всего то, что
Уже поздно даже мечтать быть космонавтом…
Йорик, бедный Йорик я и — только.
Высоко летать уже не умею,
А ползать пока не хочу.
Могу еще подпрыгивать немного.

Но и этот протагонист-оксюморон — "высокий и бесконечный", вместе с тем "бедный Йорик", — в быту каждый день делает осознанный выбор в сторону свободы. Оказывается, ее выбрать и овеществить так просто:

белая
черная
белая
черная
черная
белая

так и живем
и ничего так
живем ведь
и будем

вот сегодня
подарил дочке
коробку
цветных карандашей

Мотив свободы склоняется у Евгения В. Харитонова во всех стихотворениях, одухотворяя любой контекст. Так, в небольшой лирической поэме "Влюбленный робот", герой которой отождествляет себя с роботом из книжки, которую когда-то читал с прелестной девочкой (теперь — любимой женщиной), вопреки "трем законам роботехники", он признается:

я вообще готов бросить
стихи хоть в рифму хоть без
и стать кем захочешь

любым из книжек существом
героем космонавтом-йодой

лишь бы ты была
счастлива

В трогательном, пронизанном фольклорными "заплачками" стихотворении "Облако Ксенечки Некрасовой", герой просит "милую Ксенюшку Некрасову" избавить его от лжи, фальши и злобы мира людей:

От этих людиков, человеков этих.
Забери меня
К себе на облачко!

И, наконец, в двустишии высказывается более чем определенно:

мир тесен
выйду — я

Внутренняя свобода личности автора трансформируется во внешне свободную форму стиха, которая так зачаровывает читателей — весьма компетентных, заметим, читателей, знающих толк в качественной поэзии. Можно ли на основании примера Евгения В. Харитонова утверждать, что свобода духа и слова есть залог хорошего текста и настоящей поэзии? Лично я в этом уверена!

Елена САФРОНОВА



 
 




Объявления в разделе Грузоперевозки utg-express.ru.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.