Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 07 (111), 2014 г.



Евгений Степанов
"Как похудеть на 35 килограммов"

 

М.: "Вест-Консалтинг", 2014

Вы замечали, как тяжело рассказывать иностранцам русские советские анекдоты?..
На одном культурном сейшне артист рассказал гражданину современной Литвы анекдот, который при Брежневе был политическим: как синхронно умерли грешники в США и СССР, были направлены в ад, сидеть в бочках с дерьмом, но могли выбрать преисподнюю — капиталистическую или социалистическую. В социалистическом дерьма полагалось на душу вдвое больше… но на практике наш человек выиграл, потому что в один день его "не завезли", в другой — с ведрами перебои, и так до бесконечности.
Литовец, образованный человек не первой молодости, казалось бы, помнящий жизнь в СССР, не мог понять, почему все кругом хохочут. Ему и так, и эдак объясняли, хотя гиблое дело — растолковывать анекдоты… А он недоуменно разводил руками: "Над чем же вы смеетесь?! Это же халатность!".
Над собой смеемся! — надо было ответить ему бессмертной фразой.
Такова и книга "невыдуманных рассказов" Евгения Степанова "Как похудеть на 35 килограммов". Этот сборник имеет прямое родство с книгой рассказов Ольги Любимовой "На Ильинке" — он тоже "плоть от плоти" нашей житухи и тоже "требует перевода" для читателя молодого, неискушенного либо взращенного иной культурой и социумом. Многие рассказы построены именно на несходстве ментальности русского человека и граждан "из другого мира". Таковы истории о знакомстве автора с американцем Бобом и их "перекрестном" гостевании — то Боб в Москве, то герой-рассказчик в Америке, а квинтэссенция — фраза, которой начал Боб репортаж по возвращении из России: "Господи, какое счастье, что я родился в Америке!".
Для "нашего человека" это смешная книга, несмотря на подчеркнутую реальность всех вошедших в нее происшествий — или, напротив, благодаря ей? Приемы, которые автор использует — например, житье-бытье коммуналки в центре Москвы, где, путая день с ночью, гуляет толпа соседей-алкоголиков, а рассказчик пытается из последних сил работать (но порой и ему, несмотря на политику "невмешательства", приходится браться за топор), — выглядят гротеском. Но мы же понимаем, что это никакой не гротеск! Наоборот, если тут и была корректировка реальности, то в сторону большей "невинности" книжных страниц…
Впрочем, не только будни маргиналов в неприкрашенном изложении Степанова выглядят парадоксально и порождают гомерический хохот. Культурная и творческая интеллигенция России, оказывается, не отстает от обитателей социального дна. Наоборот — она их порой опережает. Конечно, ведь это мозговая элита нации, а не спившийся обыватель! — или, выражаясь языком одного из них, Славика, директора по связям с общественностью в некоей таинственной структуре, "не ежик".
"Зашел к нам какой-то бизнесмен, директор фирмы, попросил скидки на фирменные наши издания…
А Славик в ответ:
— Я в бизнесе пять лет (иногда он говорил — восемь! — Е. С.). Я вам не ежик. Знаю все законы. Вот вы хотите скидку. А ведь это неправильно. Это чересчур".
Чем чаще человек повторяет, как заклинание, "я вам не ежик", тем значимее он становится, кажется ему. Ну, разве можно такую коллизию перевести на любой другой язык мира? На любую другую культуру? Начиная со слова "ежик"?
В "невыдуманных рассказах" герой, альтер эго автора, не щадит и себя, откровенно рассказывая и про свои встречи и разлуки с женщинами (женщины ему попадались нестандартные, прямо скажем!), и про то, как приспосабливался к тем или иным работам… Но если язык любовного приключения, как правило, интернационален, вкупе с понятиями "странностей любви", то "культурная деятельность по-русски" тоже готовый, но непередаваемый анекдот. Особенно анекдотичен и "самокритичен" в отношении сегодняшней российской литературы "Рассказ-судьба", начинающийся со слов:
"Раньше я был проституткой. То есть — журналистом. Теперь я — хозяин публичного дома. То есть — издатель и главный редактор газеты".
В рассказе фигурирует бывший одноклассник "хозяина публичного дома" Серёга Лупиков, "реальный олигарх", которому показалось мало нефти и строительства, и он "как на грех, стал писать". И возжелал печатать свои рассказы через издания однокашника. А тот, будучи человеком ответственным, не только их публиковал, но и подводил под них теоретическую базу. И с этой целью пригласил на встречу с писателем в дорогущий ресторан аспиранта РГГУ, каковому пообещал за статью 10 тысяч рублей. Поначалу аспирант смущался роскоши и порывался заказать только чай, по своим доходам… Но, десять минут послушав писателя Серёгу, убежденного, что Шукшин, Улицкая и Аксёнов жизни не знали и писать о ней не умели, аспирант показал, на что способна голодная интеллигенция:
"А Володя встал. И сказал нечто ужасное.
— А ведь ваши рассказы, господин Лупиков, бездарны. Никакой судьбы тут нет. И писать я о вас не буду. Вот, Евгений Викторович, тысяча рублей за еду. Извините, я должен идти".
Обхохочешься! Над собой смеемся. Слава Богу, еще не разучились!

Елена САФРОНОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.