Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (110), 2014 г.



Людмила Серова
До и после эмиграции
из рассказов сослуживицы. СССР, 60-е

В отдел информации НИИ "Гипронисельпром" в Орле, где я работала переводчицей, вошла женщина, представившаяся Еленой Ивановной Евдокимовой, и спросила, нет ли свободной вакансии. Выглядела она на 65–70 лет, одета была в бежевое пальто современного покроя, из-под берета выглядывали завитушки седых волос, как оказалось позже, она регулярно делала "химию"; одинаковый цвет перчаток, сумочки и сапог претендовал на хороший вкус. Несмотря на почтенный возраст, женщина выглядела элегантно, и мы с любопытством, и отчасти с завистью, рассматривали аксессуары ее одежды, так как в нашей стране ситуация с легкой промышленностью была нелегкой, и все мы с большими трудностями доставали модные вещи. После собеседования соискательницы с начальником нашей группы мы узнали, что она принята на работу и будет переводить с французского, немецкого и английского языков, но на дому. Новая сотрудница рассказала, что недавно вернулась из Франции в Россию, квартиры у нее нет, но местное домоуправление пошло ей навстречу и временно выделило комнату, которая раньше была кухней сразу для нескольких жильцов коммунальной квартиры. Во Франции, под Парижем, она прожила двадцать четыре года, часто меняла место и профиль работы: делала переводы, работала в ювелирном магазине и, в последние годы, даже была крановщицей на стройке. Она состояла в коммунистической партии и в обществе защиты животных, которых очень любила. На жилищные условия, предоставленные ей домоуправлением, она не жаловалась — до прихода к нам работала уборщицей: мыла полы в подъезде. Самой большой для нее неприятностью были упреки соседей, которым подниматься и спускаться по лестнице с ее появлением стало трудно, так как приблудные кошки, которых она подкармливала, приходили и из других домов и не давали жильцам проходу.
Постепенно мы узнавали и другие подробности ее биографии. Дочь царского генерала, у которого была своя конюшня, она с малых лет вместе со своей сестрой занималась верховой ездой, и уже в три года маленькая девочка в сопровождении папы ездила кругами по двору, правда, на спокойной лошади, а в пятнадцать лет уже лихо скакала со взрослыми на выездах за город. После окончания гимназии она присутствовала на приеме у императрицы вместе с фрейлинами, и эта встреча с наследницей престола запомнилась ей на всю жизнь. Вскоре Елена Ивановна вышла замуж за офицера, отличавшегося вспыльчивостью и склонностью при встречах со своими друзьями покутить, напиваясь до потери сознания. В таком состоянии он однажды поставил жену к стенке, взял ружье и попытался сделать "ореол" из пуль над ее головой, что и привело к незамедлительному разводу. Один из рассказов Елены Ивановны об ее участии в Первой мировой войне нас несказанно удивил. Никогда ни о чем подобном мы не читали и не слышали. Она призналась нам, что во время войны к немцам, ставшим в одночасье нашими врагами, она не испытывала ненависти, так как считала, что они не виновны в бойне, в которой так же погибали и страдали от тяжких ранений, как и русские. Среди немецких офицеров были люди со схожими взглядами, и когда начиналась перестрелка, а их часть находилась в непосредственной близости от русских окопов, они старались не убивать, а лишь легко ранить своих врагов, и наши бойцы отвечали им тем же. Дело доходило до того, что в рождественские праздники русские офицеры получали от немцев подарки, а наши ухитрялись передать им что-то в ответ. Если бы такие гуманные отношения были на всех фронтах, то война или вскоре бы закончилась, или ее не могло быть вообще. "Братания" на русско-немецком фронте незадолго до русской, а чуть позднее и немецкой революций, возникли не на пустом месте!
Бывший генерал царской армии Николай Головин сделал тщательный анализ русских потерь. Взвесив все данные, он установил, что 1 300 000 человек было убито в сражениях, 4 200 000 — ранено, из них 350 000 скончались позже от ран и 2 400 000 попали в плен. Общее число составило 7 900 000, то есть более половины от 15 500 000 мобилизованных за годы войны… Ужасающая статистика. И о такой испепеляющей, но все же не проигранной войне мы каким-то невероятным образом забыли за годы советской власти!..
В революцию Елена Ивановна осталась одна. Отец был убит, сестра покинула Родину и проживала в Югославии. Нашей будущей сослуживице, бывшей дочери царского генерала, ничего не оставалось, как последовать за своей сестрой, и она, выйдя замуж за русского купца, эмигрировала во Францию. Но после смерти мужа решила вернуться в Россию, где оставался единственный родной человек — ее племянница, проживавшая в Петербурге, с которой, по приезде, у нее не сложились отношения. На наш вопрос "почему", она ответила, что у них оказались разные взгляды на современную жизнь. Ностальгия племянницы по канувшему безвозвратно старому времени, когда по улицам свободно разъезжали извозчики, когда отовсюду слышалось "Боже, царя храни", а люди их круга привычно изъяснялись на французском, была Елене Ивановне невыносима…
Вскоре Елена Ивановна получила отдельную комнату в общежитии со своим туалетом и раковиной, над которой она каждый день обливалась холодной водой. Когда мы приносили ей статьи для перевода, угощала нас коньяком, конфетами и кофе, а также делилась своими воспоминаниями о временах до и после эмиграции.
Когда у нее обнаружилась эмфизема легких, мы продолжали, по очереди, посещать больную. Ей нельзя было курить, но всегда мы слышали от нее лишь одну просьбу: "Умоляю, — две затяжки". Умерла Елена Ивановна на восемьдесят восьмом году жизни. Похоронена на одном из орловских кладбищ в родной земле…



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.