Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 19 (23), 2009 г.



ПОЭЗИЯ ЮРИЯ ПЕРФИЛЬЕВА

18 сентября в Салоне Евгения Степанова состоялся литературный вечер поэта Юрия Перфильева.
Публикуем с сокращениями стенограмму этого вечера.

Издатель, поэт Евгений Степанов:
— Друзья, мы начинаем наш вечер. Сегодня у нас презентация книги Юрия Перфильева. Прежде чем начать вечер, я бы хотел по сложившейся у нас традиции предоставить слово поэту и прозаику, исполнительному секретарю МГО СП России, секретарю СП России Максиму Замшеву.

Исполнительный секретарь МГО СП России поэт Максим Замшев:
— Спасибо, Женя. Юрий Перфильев — это глубокий поэт, мастер версификации, сложный для восприятия автор. В его стихи надо вчитываться, переосмысливать каждое слово. Я рад сообщить, что Правление Московской писательской организации приняло решение наградить Юрия Юрьевича Перфильева Литературной премией имени Грибоедова и Памятной медалью А. С. Грибоедова за верное служение отечественной поэзии. Поздравляю Вас, уважаемый Юрий Юрьевич, и желаю Вам новых творческих успехов.

Евгений Степанов:
— А сейчас попросим Юрия Юрьевича почитать стихи.

Юрий Перфильев:
— Спасибо.

* * *

М.Г.


Солоно ли и хлебавши не..?
(ангел по-нашему с детства не говорит).
Пламенем синим — пароль в окне —
аchtung, река горит.

Мост выгибает пролетов тень.
Жизнь над водой проста.
Бесповоротно исполнен день,
ровно прыжок с моста.

К ночи впритирку за пару миль
авто — ясны — ходы,
на переправе меняют стиль
не верховой езды.

За разговором десятки лет
долгих, как все долги.
Ветер с балкона срывает плед.
Ходят водой круги.

Не забавляясь по части прав
как ремеслом худым,
Бог его знает, кто лев, кто прав,
кто — коромыслом дым.

Из "Поучений Пта Хотепа"

Переполнилась Долина Царей.
Из Чертанова метро на Луксор
(прислониться не хватает дверей)
отменяет расстояний засор.

Пограничная погрешность среды.
Переправа необузданных тел.
Нераспавшаяся вещность орды —
след простыл, понеже дух отлетел.

Добираемся до сути Времен
перегонами казенных пустот
и неважно кто кому гегемон,
прозелит или забытый рапсод.

Все подземки — артефакт, палимпсест,
пирамида катакомбной сети.
Возвращаемся домой, как Рамзес,
с пересадками на Млечном Пути.

* * *

Блядью последней, как ижица,
буду из парка Чаир —
на представлениях зиждется
несуществующих мир.

Выйду не хуже предателя
нечеловеческих мук.
Липой раствора и шпателя
выложен остов наук.

Речь — записная скиталица,
в лоб оговоры и в зад.
По срамоте обретается
незаживающий взгляд.

След оборота урочного,
плоти конечный ушив —
облачко безоболочного
в небе устройства души.

Смысл расставания (саммита)
от сотворения наг,
равенства заживо — замертво
непостижимого знак.

Света всегдашняя праздница,
даже неравно ни зги,
время — сложения разница
междуусобной лузги,

меры земной околесица,
правды чужой ремесло.
Радуга лучшая лестница
для перехода в число —

ниже, на уровне, выше же,
дюже, зело и весьма —
всех окончательно выживших
по существу из ума.

Евгений Степанов:
— Начинаем обсуждение творчества Юрия Перфильева. Первым выступит Виталий Александрович Владимиров.

Поэт и прозаик Виталий Владимиров:
— Я посвятил Юрию Перфильеву эссе. Сейчас я вам его прочитаю.

ДУ ФУ, ПЕРФИЛЬЕВ, ВЛАДИМИРОВ
Пора было возвращаться из гостей. Путь неблизок — из отдаленного "спального" района. И чтобы не пялиться полтора часа в метро на попутчиц, я попросил хозяина дать что-нибудь почитать на дорожку. Он подвел меня к книжным полкам, и я в который раз подумал, что можно перефразировать старую истину "скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты". В данном случае понятие "друг" полноправно заменило понятие "книга".
Пробежал глазами по многим хорошо знакомым корешкам и остановился на единообразно оформленных и составивших свою библиотеку в библиотеке. Эдакий клуб избранных. Да так оно, по сути, и есть. Замечательные люди замечательны тем, что жизнь у них замечательная. Из серии "Жизнь замечательных людей" мне предстояло выбрать попутчика.
Им оказался ДУ ФУ. Малоизвестное мне имя, к стыду моему. Какая же была радость и удивление, когда оказалось, что ДУ ФУ — великий поэт Китая.
Поэзия не знает границ времени и пространства. Мир поэта, его космос слит с мирозданием. Переезд по ночной Москве превратился для меня в путешествие по древнему Китаю. Заложником интриг императорского двора оказался поэт. Знакомая картина, не правда ли? И сколько прозрачной осенней грусти в настоящей поэзии, ибо стихотворение — есть пейзаж души! Вслушайтесь…

Собака лает,
И шумит вода,
И персики
Дождем орошены.
В лесу
Оленей встретишь иногда,
А колокол не слышен с вышины.

За сизой дымкой
Высится бамбук,
И водопад
Повис среди вершин.
Кто скажет мне
Куда ушел мой друг?
У старых сосен
Я стою один.

Всякое путешествие во времени переходит из одного времени и пространства в другое. Вот я и приехал. В другое время, в другие дни.
К презентации книги Юрия Перфильева "Другие дни".
А что можно сказать о Юрии Перфильеве? Дать характеристику. Характер нордический. Все мы пропитаны обжигающим холодом русского пространства. Морально настойчив. В помыслах чист. Ума палата. Беспощаден к врагам человеческим — пошлости, стандартности, обыденности.
Его книга тяжела, как самородок золота.
Увидев мир его глазами, такой картинки не забудешь.
Поймал себя на том, что теперь я как поэт не одинок. У меня появился ДУ ФУ. У меня появился Перфильев. У меня появился заголовок к этому тексту.
ДУ ФУ, ПЕРФИЛЬЕВ, ВЛАДИМИРОВ.

Евгений Степанов:
— Спасибо, Виталий Александрович. Теперь предоставим слово поэту и доктору филологических наук Елене Ивановне Зейферт.

Елена Зейферт, поэт, доктор филологических наук:
— Поэт всегда живет в других днях, он создает иную жизнь…
Книга Юрия Перфильева "Другие дни" живет у меня уже больше месяца — редакция журнала "Знамя" поручила мне написать рецензию на книги появившейся в прошлом году серии "Библиотека журнала "Дети Ра", и Евгений Степанов презентовал мне все книги серии. Рецензия увидит свет в январе следующего года. Объектом пристального внимания журнал выбрал три книги — Татьяны Щекиной, Евгения Степанова и Михаила Вяткина, выпущенные до книги Перфильева, ставшей двенадцатой, одной из самых свежих на сегодняшний день книг серии.
Кроме книг Щекиной, Степанова и Вяткина, остальные я осмысляла тезисно, и книга Юрия Перфильева оказалась в этом смысле наиболее сложной, ведь ее суть удивительно многослойна.
Метафорика здесь неординарная, порой в одной поэтической строке встречается по нескольку метафор (и других тропов), и они изменяют темп чтения. Книга "Другие дни" не поддается диагональному чтению, ее можно читать лишь медленно, тщательно и при этом тоже сначала можно уловить, снять только верхние слои текста. Книга требует неоднократного прочтения, и даже такое восприятие оставит возможности нового и нового ее познания. Даже если сам автор прочитает ее еще раз, ему откроются новые смыслы. Читателю же всегда открывается больше, чем закладывает в книгу автор.
Поэтические миниатюры, расположенные в конце книги, — уникальная авторская форма. Они ничуть не похожи на хайку с его прямым, неметафорическим взглядом на окружающий мир, предметными образами — это сжатые мыслеформы.
Юрий Перфильев не играет словами, даже создавая каламбуры, — его контексты всегда естественные, живые. Метафизический поэт, он чувствует слово изнутри. Человек бытует в его поэзии в пространстве города, словно внутри метафоры.
Прожилки юмора в стихах Юрия Перфильева, на мой взгляд, всегда серьезнее нейтрального контекста.
Отрадно видеть в зале сидящих рядом автора Юрия Перфильева и издателя Евгения Степанова, который тоже является автором одной из книг серии "Библиотека журнала "Дети Ра". Серия живет не только на бумаге, но и в виде презентаций, встреч — это важная форма бытования поэтического слова.

Евгений Степанов:
— Спасибо, Лена. Слово имеет поэт и переводчик Юрий Алексеевич Арго, пишущий под псевдонимом Юрий Юрьев.

Поэт и переводчик Юрий Арго (Юрий Юрьев):
— Вот что я думаю о поэзии Юрия Перфильева, о его книге "Другие дни".
По отношению к творчеству Юрия Перфильева у читателей могут быть только два суждения: или — это великолепно и захватило меня полностью, или — я ничего не понял. Сильная сторона его творчества, объясняющая первое суждение, — мелодичность, подобная течению ручья — она притягивает и надолго удерживает все внимание читателя. Хочется просто слушать движение стиха — он очень выигрывает от чтения вслух, и нет желания поднимать со дна и выпускать на свободу образы и чувства, скрытые в струях поэзии. Но при повторном чтении и обдумывании текста он представляется еще более интересным. Уже из сказанного ясно, что я принадлежу к первой группе читателей — несколько стихотворений, прочитанных вполголоса автором, склонили меня на его сторону еще раньше, и я с большим вниманием отнесся к его новой книге. Она меня, как читателя, не разочаровала и заставила, как версификатора, посмотреть: а как это сделано?
Отмечу, что это набросок, предварительный анализ — хотелось бы подвергнуть все стихи книги подобному изучению, но времени было мало. Пока могу сказать, что в прекрасном дольнике (стр. 20 – 21) тщательно выверено положение ударных и безударных слогов — строки равной длины имеют четко фиксированные места ударений. Причем в строчках разной длины эти места не совпадают. Характерная деталь — есть одни и те же по порядку слога на всем протяжении стихотворения, во всех строках, на которые никогда не падают ударения — подобно силлабо-тонике. Чередование коротких и длинных строк, как правило, строго упорядочено, как и число слогов в строках. Рифмы точные — они цементируют стих. Силабо-тоника и верерлибр поэта также отмечены подобной четкостью, как и лаконизмом. Почти все стихотворения отличает слитность слов и плавность течения, которые свидетельствуют о тщательности отделки и большой работе над первоначальным текстом.
Но главная сила стиха Перфильева в использовании обширной системы образов, которые он сталкивает в сравнениях и метафорах, выстраивает в аналогиях и параллелях, сопоставляет с опытом и эрудицией читателя. Он обрушивает на читателя напористый поток текста, насыщенный страстями и переживаниями, ошеломленный читатель должен время от времени откладывать книгу и осмысливать изведанное им — словно на него упал град неожиданных новостей и в них надо еще разобраться. Поэтому Перфильев не может быть поэтом для каждого встречного, его стихи требуют внимания и времени — это вам не "В лесу родилась елочка" или какой-нибудь другой популярный гимн.
Было бы проявлением неуважения к поэту и свидетельством беглого, невнимательного чтения не сделать несколько замечаний — пусть и из категории: "Я бы сделал вот так — если бы смог написать подобное" — например, в верлибрах "Подслушивая фотографию" и в рифмованных стихах (стр. 68 – 70) не стал бы опускать знаки препинания — читателю и так приходится трудно, когда на него обрушивается залп образов и сравнений, а тут еще нет спасительных указателей и маячков. Кстати, поэт избегает на протяжении всей книги использования вопросительных и восклицательных знаков — даже там, где эмоциональный текст их требует. (Вообще, отказ от знаков препинания и заглавных букв — сродни печатанию текста самым малым петитом — мешает читателю разглядеть чувства и страсти автора.) Иногда из текста высовываются словечки непристойного жаргона — как путаны из-за кустов — лучше с ними не иметь дела. Текст не лишен опечаток, список замеченных отдаю автору. Кроме того, было бы полезно сделать краткие примечания для разъяснения некоторых незнакомых слов: например, что такое РИЗОМА или КИНЕРЕТ? Последние замечания: у меня вызвал сомнение дольник стихов "Небо опрокинулось в дождь" (стр. 116) — стихи не ложились на язык так легко, как все остальное, здесь был бы уместнее трехсложник или логаэды. Некоторые редакционные замечания есть к "Сочельнику в Зальцбурге" (стр. 94) и надо бы еще поработать с верлибрами (см. стр. 130-139).
Подвожу итог: книга удалась. Для меня она — в числе тех, которые надо держать под рукой, не для того чтобы пытаться подражать, а чтобы тревожить свое воображение и искать новые пути в творчестве. Перфильев — настоящий поэт поставангарда, ведь он дает цельную картину своего Мира, а не обломки. Надо поблагодарить издательство и журнал за выпуск этой серии — те книги, что мне уже удалось прочесть, очень интересны. С удвоенным интересом буду ждать и новых книг Юрия Перфильева и новых книг серии "Дети Ра".

Евгений Степанов:
— Спасибо, Юрий Алексеевич. Я очень благодарен Вам за то, что Вы разбираете творчество поэта по строчкам. Это сейчас огромная редкость. А теперь попросим выступить нашего мэтра Константина Кедрова.

Поэт, доктор философских наук Константин Кедров:
— Вы знаете, для меня ямбы и хореи, и дольники — на втором плане. Я вижу: перед нами поэт. Глубокий поэт. Юрий Перфильев похож на свои стихи. Вот он прочитал нам свои стихи тихим голосом. Видно, он не знает ответы на вопросы. Он их задает. Это дураки знают ответы на все вопросы, а умные люди предпочитают спрашивать.
У Юрия Перфильева очень богатый лексикон. Меня заворожило греческое слово "Катастеризм". Оно сейчас очень необходимо. Оно многое объясняет.
Спасибо Вам за стихи.

— Евгений Степанов:
— Спасибо, Константин Александрович. Слово имеет поэт Юрий Колодний.

Поэт Юрий Колодний:
— Я очень рад оказаться на презентации новой книги стихов интересного поэта Юрия Перфильева. Приятно, что он мой земляк. Родился и вырос в Сочи, учился в Ростове-на-Дону, живет и работает в Москве.
Видно, что поэт Юрий Перфильев многое пережил и выстрадал. Ему есть, что рассказать своим читателям и слушателям. "Глаза, просохли от власти, напрасны и как звук пусты". "Метафора разлада — непогода".
Для меня важно, что глаза поэта Юрия Перфильева — не пусты, а звук, преображенный словом, — философски чист и благороден.

Евгений Степанов:
— Друзья, а теперь мы всех приглашаем на банкет, где мы продолжим наш вечер.



 
 




http://yalta-simferopol.ru/ такси кореиз симферополь аэропорт кореиз.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.