Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 12 (16), 2009 г.



ЗАВТРА НАЧИНАЕТСЯ ВЧЕРА
Памяти МАРТЫ ЦИФРИНОВИЧ (1924 — 2009)

Счастье имеет длину всей жизни. Только в день смерти можно сказать, был ли человек счастлив.
Настоящее дано сейчас. Будущее задано прошлым. Завтра начинается вчера.
70 лет русский народ не верил в Светлое Будущее. Но твердил, что верит. И был жестоко наказан. За двоемыслие. За двуличность. За двурушничество. За новояз.
Революция ХХ века принесла народу голод и лагеря.
Контреволюция (1989 — 93 годов) — голод и безверие. Бескультурье и корысть. Принесла гибель России. Нет больше Великого государства. Нет Тысячелетней культуры. Нет талантливого народа.

Хорошо, что нет царя.
Хорошо, что нет России.
Хорошо, что Бога нет.

Только желтая заря.
Только звезды ледяные.
Только миллионы лет.

Георгий ИВАНОВ

Русская культура вымирает.
Вымирает русский язык. Их вытесняет Попса. На месте Древней России рождается новая цивилизация. Как в IV (от Р.Х.) родилась «новая Византия» — на месте «древних греков». Тот же язык — та же территория — те же люди. Но цивилизация — новая! Другая. На тыщу лет вперед! На нашем месте. Сегодня. Уже не нашем.
Язык умнее нас — пришли «новые русские».



* * *

Все эти мысли порождал спектакль — действо — представление — балаган Марты ЦИФРИНОВИЧ. «ЗАВТРА НАЧИНАЕТСЯ ВЧЕРА». В Театре наций.
Дать всю длинную — страшную! — русскую историю ХХ века в течение часа. Дать плотно и компактно. Дать пронзительно и достоверно. Дать точно и убедительно. Дать исчерпывающе полно по списку переживаний — а не по перечню бед. Нарисовать картину жизни. Жизни человека — народа — Родины. Этого сделать невозможно! — и все-таки это сделано.
Мартой Цифринович.
Вот безоблачное небо Серебряного века России. Вот развивающийся подол малявинской бабы.
Вот пирующие кинто Нико Пиросмани.
Вот парящие по небу шагаловские любовники.
Вот русский луг в цветах. Тех же, что на подолах малявинских баб. Знаки-символы русского модерна. Обрушивающегося на головы авангарда. Вот «Черный квадрат» как нуль-формы и нуль-цвета. Как нульсмысла и нуль-значения. Как конец старого искусства и старого мироощущения. Как русский тупик. КАК НУЛЬ ВСЕГО:
«России, вернее, тем, кто погрузился в нее русским, а вынырнул советским, повезло, по крайней мере, в одном отношении. Самим фактом этого погружения, то есть под фактом бытия в нем, понимается то, что при прочих равных условиях понять невозможно. А если что-то и понималось, то немногими, ибо не всякое тело выдерживает тяжесть работы ума.
А мы живем и знаем, что например, история есть миф; что миф, в свою очередь, не вымысел, не то, что родилось в мысли, а реальность». (Федор Гиренок, 2004).
«ЧЕРНЫЙ КВАДРАТ» — конец мифа.
Но «ЧЕРНЫЙ КВАДРАТ» есть и начало. Начало Нового.
Нового — чего? —
ВСЕГО!
Купание красного коня. ПетровВодкин. Красивое имя — русское: Петров-Водкин. Русскими не рождаются. Русскими становятся. Красных коней не бывает. Но может сюрреалистически вырасти над городом Пролетарий с Красным флагом. Не в меру большим. Как и все, что творится в крови революции. Большой террор — красный.
Большой голод — до людоедства.
Большие планы — ГОЭЛРО. Большая коллективизация. Большая разруха. Большая индустриализация. Большой архипелаг — ГУЛаг. Большой вождь — Сталин. И очень большая война. Какую назовут — и справедливо — Великой! — Отечественной.
ГУЛаг Марта Цифринович знает непонаслышке. В ГУЛаге погиб ее отец. Она всю жизнь ощущала смрадное дыхание ГУЛага. Тупая железная дверь с тюремной решеткой и брошенной обувью расстрелянных — в инсталляции Зураба Церетели — знак ГУЛага.
После Сталина — «оттепель», по Эренбургу. Но ГУЛаг — жив: поэты Леонид Чертков и Есенин-Вольпин, Синявский и Даниэль, Галансков и Буковский хлебают баланду. Краски «сурового стиля» в официальном искусстве соцреализма — оттуда. Виктор Попков пытается спрятать ГУЛаг в военной шинели отца — но это шинель зэка.
В перестроечной России, как изпод земли, под землей, в метро, как грибы после дождя, — появляются нищие. Много нищих. Академик живописи Татьяна Назаренко выстраивает картонных нищих — в полкИ. Кладет их на пОлки «общих» вагонов. К традиционным куклам спектакля и нетрадиционным персонажам видеоряда — добавляются картонные нищие. И эти три типа фигур устраивают базар. Разгром и распродажу страны Ельциным. «Цивилизованный рынок» Гайдара-Чубайса. «Демократию» Путина-Медведева: вертикаль власти. На этом штыке еще надо усидеть! — подсидеть! — ПОСАДИТЬ!
Но совок-гомосос, по Зиновьеву — и постсовок-грабитель предстают в персонажах-рожах Олега Целкова как чудовище. ЛИК — ЛИЦО — ЛИЧИНА. Так выглядит «ряд чудесных превращений» русского лица. Портрет портрета. Это уже не ирония — сарказм: ПОСТМОДЕРН!
Итоговое солнышко над Россией — подсолнух Зураба Церетели. Солнышко — это уже сказка. Старая сказка в новой своей ипостаси. Но кто во второй раз сказке — поверит?



* * *

Марта Цифринович изобрела новый жанр. В искусстве постмодернизма. В искусстве, которое в третий раз в Истории поставило — вслед за Гёте, Вагнером, Скрябиным — проблему синтеза искусств. В одном произведении. В едином произведении: полиязыковом — полисредствиальном — полистилистическом. В произведении-синкрете.
Почетно и трудно создать новое произведение искусства. Трудней и почетней создать новую школу. Еще трудней создать новое направление в искусстве — новый стиль. А создать новый вид-жанр Искусства?
Марта Цифринович получила мировую известность как кукольник. Изобрела куклу Венеру Михайловну Пустомельскую.
Кукольный театр со времен христианского вертепа — любимое народом действо. В ХХ веке кукольный театр расширяет стилистику своего действа — от площадного до элитарного. В СССР Сергей Образцов поднимает авторитет кукольного театра до немыслимых высот. До уровня Высокого Искусства. Умеющего говорить на всех языках. Включая — ЭЗОПОВ. Важнейший в тоталитарном государстве. Какое надо разрушить. Любыми средствами. Разрушить во что бы то ни стало!
Марта Цифринович соперничала с Образцовым. Превращая камерность своего театра — в средство умного состязания с большими формами драматического искусства. С большими и знаменитыми спектаклями Образцова для взрослых. И вот она сама взяла в работу эпические формы. Она дерзает говорить не только о смысле жизни. Но и — о СМЫСЛЕ ИСТОРИИ.
В ХХ веке уже хорошо известно, что народы тоже умирают. Что есть такое страшилище — геноцид. Что умирают государства. Умирают целые цивилизации.
Марта Цифринович придумала дважды знаковое искусство. Она берет знак «ЧЕРНОГО КВАДРАТА», уже навсегда вошедший в культуру и в самом компактном виде тянущий собой, своей знаковостью, огромное содержание-значение. И Марта вновь использует его в роли ЗНАКА ЗНАКА — второго знака. Орудуя им как средством мощного обобщения при построении картины. Картины Русской Истории ХХ века. Имеющей мировое значение. Именно потому, что Россия-СССР выиграла Вторую мировую войну. И затеяла Третью — холодную. И, к счастью для всего мира, — проиграла ее!
Крах коммунизма показал миру, что коммунизм — не «царская дорога». Что «рай на земле» построить нельзя. Знак солнышка-подсолнуха Ван-Гога-Церетели в финале спектакля изображает счастливый конец. Хотя бы нашей сегодняшней истории.



* * *

Материалом спектакля Марта Цифринович служит русское изобразительное искусство ХХ века. Со своей код-знаковой системой. Порождая «вторую знаковую систему». Эти системы эстетически резонируют друг с другом. Порой доводя восторг зрителя до немыслимой высоты. Окрашивая катарсис, а русский ХХ век — трагедия! — в невиданные прежде тона. Режиссер накладывает историю живописи ХХ века — на БОЛЬШУЮ ИСТОРИЮ. И как бы «удваивает» эффект переживания УБОЙНОГО ДЕЙСТВА.



* * *

Марта Цифринович прожила долгую, тяжелую и счастливую жизнь. «В России надо жить долго!» — Марта успела дважды подвести победоносный итог своей работы: спектаклем и вернисажем. Еще вчера мы открывали ее блистательную выставку в Бахрушинском музее. Выставка открыта посегодня. Мы успели сказать ей, какой она великий человек и как мы ее любим — по гроб жизни. Мы на руках понесем ее гроб в бессмертие, — с болью в сердце говорим мы сегодня.

Академик Слава ЛЁН
15 июля 2009,
Москва

 
 




http://printgroupspb.ru/ фото и дизайн приглашений.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.